1 / 10

АНАСТАСИЯ СИЯНИНА

Too pretty for this...

Анастасия Сиянина - модель со стажем. Правильно было бы сказать манекенщица. Но в данном случае - модель для подражания, построения карьеры и упорства. Ходит много история про недолговечную карьеру моделей, но глядя на Настю, понимаешь, что у нее опять все только начинается. 


Фото: Евгения Мужева
Стиль: Юля Иванова
Макияж: Катя Эйфория


Беседовала Мария Есьман. 

Маша Есьман: Настя, расскажи, откуда ты приехала и куда собираешься? 

Анастасия Сиянина: Только приехала из Стамбула, некоторое время буду в Минске, потом вернусь в Стамбул на неделю моды, после улетаю в Азию по контракту. 

 M.Е.: Ты некоторое время жила в Стамбуле? 

А.С.: Да, последних два года я жила в Стамбуле, подрабатывала моделью и работала в офисе стамбульского модельного агентства. 

 М.Е.: И ты стала букером. В большинстве своем модели становятся фотографами или актерами, почему букер?

 А.С.: Это не такой редкий выбор для моделей. В один момент многие понимают, что уже есть определённые связи и знания, и хочется ими воспользоваться для реализации себя не только в качестве модели. Я люблю творческие поиски, не представляю, что когда-нибудь просто буду сидеть на месте. Я попробовала себя как фотограф и актриса. Даже снималась в одном известном турецком сериале. 

 М.Е.: Ты попробовала себя в качестве актрисы? Ты знаешь турецкий язык?
 

А.С.: Понимаю. (Улыбается). Помимо этого, снялась во многих рекламах. Вообще, в Стамбуле у меня был новый этап поиска себя, там я стала букером и получила определенный опыт. 

 М.Е.: Ты себя попробовала еще и как фотограф? 

А.С.: Все верно. 

 М.Е.: И как? 

А.С.: У меня образование по данной специальности.  Правда незаконченное. Я на третьем курсе выбрала модельную карьеру и ни разу не пожалела об этом. 

 М.Е.: А ты показывала свои фотографии профессиональным фотографам, своим преподавателям? Что они говорили? Может, мир теряет отличного фотографа?! 

А.С.: Показывала. Говорили, что неплохо получается. Мне больше нравится жанровая съёмка, несмотря на то, что я связана с миром моды. 

 М.Е.: В Стамбуле снимала? 

А.С.: Я ограничилась сьемками снепов. Знаю, что смогу фотографировать, и верю, что всему можно научиться, если усердно практиковаться. Но в данный момент у меня другие цели, возможно, когда-нибудь я захочу вернуться к фотографии. 

 М.Е.: Получается, что ты модель, букер, актриса, фотограф, со всех сторон «попробовала», изучила модельный бизнес. В итоге, к чему твоя душа лежит больше всего? 

А.С.: Мне кажется, талантливый человек талантлив во всём. (Улыбается). 

 М.Е.: Так ты еще и скромница! 

А.С.: Если серьезно, я вернулась в моделинг, значит, к этому моя душа лежит больше всего. Я пыталась жить «земной» жизнью: работа – дом. Но не смогла. В один момент, когда я уже подготовила почву и готова была уйти из модной индустрии, начать все сначала, совершенно в другой сфере, подумала: «Ну нет, столько лет я на это «убила», неосознанно изучая все стороны этой индустрии, и теперь я все брошу, начну новую карьеру, не добившись статуса топ; ну уж нет, у меня на это ещё как минимум пять лет». 

 М.Е.: С таким – то всесторонним багажом грех не попробовать… 

А.С.: Именно поэтому я и решила вернуться на главный маркет. Я изучила моделинг с разных ракурсов и теперь гораздо больше понимаю, как нужно действовать. Мне 24 года, но я ума не приложу, как 16-летняя напуганная девочка может понять, с кем ей тусоваться. Всегда нужен опытный менеджер, но, если модель за 2 сезона не поняла что к чему, её просто сливают. Вот такая бешеная гонка, как и в любой карьере времени для промедления нет. Ну и учитывайте, что у нас моделей есть свой «срок годности», поэтому карьерный рост должен быть ещё более стремительным, чем обычно. Мой совет моделям: пока тебе не стукнуло 20 лет, в моделинг не соваться для своего же психического здоровья. Ещё не укреплено мировозрение, ты не знаешь, куда идёшь и чего ты хочешь, и тебя запросто могут сломить определенные трудности этой профессии. Поверьте мне, их там очень много. Без понимания целей и путей их достижения долго продержаться нельзя, так в любой индустрии, не только в моделисте. 

 М.Е.: Я хочу тебе задать самый «неожиданный вопрос»: как ты стала моделью? Сама пришла, мама привела, заметили на улице, схватили за руку, как в лучших традициях модельного бизнеса? 

А.С.: Маша, давай избежим этого вопроса. 

 М.Е.: Почему? 

А.С.: Такой типичный. 

 М.Е.: Вопрос-то типичный, ответы на него разные, у каждой модели свой, а мы вот твой не знаем. Вдруг у тебя какая-то супер интересная, захватывающая история.

 А.С.: Нет, у меня нет необычной истории, типа такой, когда девочка жует бургер, к ней подходит агент и спрашивает, не хочет ли она стать моделью, а она такая в недоразумении смотрит на него. У меня все как у людей. (Улыбается). Меня заметили на улице, окончила модельную школу в Минске. В 16 лет я начала свой путь модели, в 18 лет уехала в Москву, из Москвы меня отправили в Лондон. 

 М.Е.: До того как тебя заметили на улице, ты думала о модельном бизнесе, хотела стать моделью? 

А.С.: Думала, конечно. Я мечтала быть такой же красивой, как модели, когда смотрела показы в детстве по телевизору, даже в кошельке хранила фото Летиции Касты. Но и не догадывалась, что я стану одной из них. И знаешь, у нас в подростковом возрасте заниженная самооценка, нам кажется, что мы не достаточно красивы и тело у нас неподходящее. Да и раньше модели были своего рода рокстар, сейчас моделинг – это дополнительная работа. Сейчас моделью быть модно, и мы наблюдаем своего рода переворот. Вот были модели суперзвезды, а теперь, чтобы стать успешной моделью, нужна профессия behind, да ещё чтобы социуму казалось, что эта профессия крутая. 

 М.Е.: Согласна, тенденции в модельном бизнесе постоянно меняются. Помнишь, лет пять назад в моде был андрогенный тип фигуры и внешности, а сейчас я все чаще встречаю интерес людей, в том числе и людей из модной индустрии, к женственным формам, к моделям плюс. Как мне кажется, в Америке модели плюс более популярны, в Азии и Европе с этим как-то туго. Как считаешь ты?

А.С.: Модели плюс популярны там, где у них есть своя ниша, где люди более крупных стандартов. У нас же люди, в большинстве своем, худенькие, поэтому и модели плюс у нас не популярны. 

 М.Е.: Тебе доводилось работать с моделями плюс в качестве букера или модели, в совместной съемке? 

А.С.: Ты знаешь, лично не сталкивалась, поскольку работаю в другой нише, но я абсолютно положительно отношусь к моделям плюс, я за разнообразие, за здоровье. Если человек уверен в себе, может себя хорошо презентовать, если следует определенному концепту, то почему нет?! Это здорово! 

 М.Е.: А тебе, как фотографу, было бы интересней снимать модель плюс или стандартную модель? 

А.С.: Смотря для какого проекта. 

М.Е.: Для собственной выставки. 

А.С.: Всех бы снимала. Я бы снимала и черную, и белую, и азиатку, и маленьких, и крупных, и вовсе не моделей, я за разнообразие! Но работы, конечно же, больше у стандартной модели. Мне очень нравятся модели с изюминкой, а модели плюс - это и есть изюминка. Европейские девочки, такие как ты, как я, больше пользуются спросом, у них больше работы. 

 М.Е.: Настя, а что делает модель супермоделью? Случай, как единожды поучаствовать в Victoria’s Secret шоу, или это упорство, труд? 

А.С.: Я не верю, что это случай, упорство, возможно, доля везения, но она настолько ничтожна... И когда момент придёт, ты должен быть очень хорошо готов ментально и физически, что непременно схватишь удачу за хвост. Если умом к этому не готов, ты ничего не добьешься, сколько случаев бы тебе судьба не предоставляла. Я думаю, есть несколько рецептов, есть девочки из деревень с нечеловеческой силой воли и амбициями, которых, как трактор, не остановить. Есть творческие девушки среднего класса, которые научились играть по-крупному и нашли своих людей в индустрии. Ну и, конечно, есть модели, такие, как Джиджи Хадид, Кендалл Дженне, Лили-Роуз Депп… Они родились в успехе, они им пропитаны, они с пеленок знают, как себя вести, они знаю, как себя подать, если она хоть чуть-чуть симпатичнее своих сверстниц, то мир моды ей открыт. Многие возмущаются, но я думаю, что это классно, у них есть свои козыри, а они ими пользуются. 

 М.Е.: Тебя изменил модельный мир? Если бы ты не стала моделью, кем бы ты была сейчас? 

А.С.: Маша, я не знаю, что бы получилось из меня, если бы я стала каким-нибудь обычным экономистом, маркетологом или художником. Могу только догадываться, но точно уверена, что в любом случае делала бы карьеру. Я карьеристка. (Улыбается). 

 М.Е.: Точно бы не следила за тем, как ты выглядишь, что ты ешь… 

А.С.: Точно! Для нас так важно следить за тем, как ты выглядишь, за состоянием волос, кожи,… – этим ты делаешь себе карьеру. 

 М.Е.: Раз мы заговорили о внешности, в одной из социальных сетей я увидела тебя с короткими волосами. Должна заметить, очень красиво. Но сейчас смотрю и вижу тебя с длинными волосами. Это был эксперимент, ты планируешь так подстричься? 

А.С.: Спасибо, мне самой безумно нравится, планирую коротко подстричься, но сначала съезжу, заработаю денег в Азии. Ты же сама знаешь, что нет смысла ехать с короткими волосами в Азию. 

 М.Е.: Да, Азия не очень любит эксперименты… Настя, расскажи о своей самой сумасшедшей фотосъемке или показе? 

А.С.: Странно, что я не подготовилась к этому вопросу. (Смеется). 

 М.Е.: Давай так: я тебе свою историю, ты нашим читателям свою. 

А.С.: Давай. (Улыбается). 

М.Е.: Однажды я дефилировала в смирительной рубашке (с завязанными рукавами сзади, как и положено), естественно, на каблуках, в шляпе с огромными полями, из-за которой я видела только свои ноги. Я реально понимала, если упаду, точно разобью нос, потому что подставить руки у меня не представлялось возможности, они «завязаны» за спиной. Это был самый… жуткий показ, после которого все остальные показы с высокими шпильками, платформами, длинными платьями, неудобной одеждой не казались такими уж неудобными, главное, чтобы руки были не «завязаны» сзади. 

А.С.: Да, в модельной индустрии и такое бывает… (Смеется). Я тоже вспомнила забавную историю, это был показ. Дело было в Лондоне, дизайнер Mark Fast. Я тогда еще не очень понимала английский язык, ко мне подходят и говорят :"Сними трусы и надень какую-то (простите меня) прокладочку". Я тупила минут 10, не понимая, зачем? 

 М.Е.: Ты имеешь в виду бикини? 

А.С.: Нет, это просто кусочек ткани, чтобы закрыть… одно место. 

 М.Е.: И все? 

А.С.: Сверху было еще платье, оно было сверхоткровенным, все в дырках, и я практически была голой. Я участвовала в откровенных фотосессиях, но все-равно для меня эта вся ситуация была… странной. Но было здорово… (Улыбается). 

 М.Е.: То есть тебе понравилось? 

А.С.: Да, я такой маленький эксгибиционист. (Смеется).

М.Е.: По поводу откровенных фотосессий, у многих моделей – это большая проблема, а как ты с ней разобралась? 

А.С.: У меня никогда не было так называемой стыдливости, я помню, когда мы с семьёй ездили на отдых, на пляже (мне было лет девять) я ходила абсолютно голой, ко мне подходили взрослые, делали замечания, а я все никак не могла понять, почему. До определенного момента в жизни я даже не понимала этого повсеместного стыда своего тела. Но, когда я жила в Стамбуле, я, конечно же, не могла даже прозрачные блузы носить, очень строго следила за тем, чтобы все было прикрыто. Потому что я там жила постоянно, меня знают в Стамбуле, это мусульманская страна. Доходит до дикого: многие люди оправдывают насильников. Сама будто бы виновата, что юбку короткую надела. 

М.Е.: Настюша, ты, как и все модели, очень много путешествуешь. Почему ты осталась на столь длительный период именно в Стамбуле? Что в нем тебя так зацепило? 

А.С.: Стамбул - удивительный город, там живет мой мужчина. 

М.Е.: Любовь всему виной. А если не брать в счет личную жизнь, то какой твой любимый город? 

А.С.: Слушай, не знаю, но Стамбул - один из любимейших городов, это точно. Он удивительный, контрастный, кухня потрясающая. 

М.Е.: Когда приезжаешь в очередной город, что ты первым делом делаешь? 

А.С.: Раньше не задумывалась, даже не знаю, что ответить. Маша, а ты что делаешь? 

М.Е.: Я бегу в город, в центр, где местные жители, атмосфера города… 

А.С.: А я, наверное, моюсь. (Смеется). 

М.Е.: Само собой, после аэропортов, самолетов, отекших ног обязательно нужно взбодриться, смыть усталость, а потом…?

А.С.: Все зависит от того, на сколько ты приезжаешь. Если на месяц, то можно выкроить время чуть позже, сходить погулять. А если ты приезжаешь на пару дней, то, конечно же, есть смысл сбегать в город, пока есть время и не началась работа. 

М.Е.: Настя, ты участвовала в показе Ozgur Masur, одного из самых известных дизайнеров Турции. Расскажи, какой он человек? 

А.С.: Он очень вежливый. 

М.Е.: Мне тоже с ним посчастливилось поработать, ты заметила его отношение к окружающим? Ни грамма пафоса, к моделям относится, как к королевам. 

А.С.: Да, я с тобой согласна. Уважение к окружающим, к своей команде, и с моделями всегда очень любезен, всегда тебе доброе слово скажет, подбодрит. 

М.Е.: А с противоположным отношением к модели ты сталкивалась? 

А.С.: Да. Я помню съемку одного из лучших дизайнеров в Стамбуле. Так вот, этот дизайнер, да, по сути, и вся его команда, просто игнорировали моделей, снимали до часу ночи, при этом моделям ни разу не предложили поесть, всем своим поведением показывали, что модели - обслуживающий персонал. Такое отношение со стороны дизайнера к моделям – это просто… глупо! 

М.Е.: Потому что именно модель делает твой продукт... Понимаю. Так что, дорогие дизайнеры, вы не выглядите круто, вы выглядите нелепо, когда ведёте себя таким образом. 

А.С.: Именно! (Улыбается). 

М.Е.: Настя, у тебя есть икона стиля? 

А.С.: Есть несколько персонажей, которые мне нравятся. Например, Эбби Ли, Ирина Шейк, нравится то, как она себя подает: красивая, уверенная. 

М.Е.: Я думала, ты назовёшь Наталью Водянову, вы с ней больше похожи по типажу, поведению... 

А.С.: Не могу сказать, что Наталья Водянова - это тот человек, на которого я хотела бы равняться. Она классная, но вся жизнь у неё как по правилам. Мне больше нравятся дерзкие персонажи. 

М.Е.: А какой тебе нравится стиль в одежде? 

А.С.: Я бы хотела одеваться ярче, не только в чёрное. Я очень люблю мужские вещи. Недавно владелец одного винтажного магазина назвал мой стиль «А-ля гарсон». Вот так я себя и чувствую внутри: «А-ля гарсон»! 

М.Е.: Ну да, так называемый модельный набор: скини джинсы, майка и кроссовки - не очень подходит под стиль «А-ля гарсон». 

А.С.: Да! Я бы хотела одеваться экстравагантнее (Улыбается). Но поскольку на данный момент я еще в стадии middle class модели, то пока не могу на 100% одеваться так, как хочу я, и еще не могу себя вести так, как хочу, в рамках дозволенного, конечно. (Смеется).

М.Е.: А чего бы ты хотела в жизни больше, а чего меньше? 

А.С.: Меньше разочарований, меньше волнений и много-много удачи! Я хочу, чтобы счастливые случайности меня преследовали. (Улыбается). 

М.Е.: И всегда оказываться в нужном месте и в нужное время. 

А.С.: Да! Чтобы идешь такой по улице, а тут из-за угла счастье подвалило, заходишь за следующий угол – и там счастье… (Смеется). 

М.Е.: Какие планы на 2017 год? 

А.С.: Большие планы! Самый большой план, который я могу тебе раскрыть, – это переезд в Нью-Йорк. 

М.Е.: На постоянное место жительства? 

А.С.: Да. 

М.Е.: Почему именно в Нью-Йорк? Почему не какой-нибудь город в Европе, Азии? 

А.С.: В Европе хорошо, но денег больше, в моей индустрии, в Америке. По поводу Азии, я прожила два года в Стамбуле, и мне было сложно даже с турками, не говоря уже о Китае. Это другой менталитет, я не готова изучать сначала культуру и язык, привыкать к новому, если заранее знаю, что уеду оттуда… Я хочу построить карьеру в моделинге, хочу быть успешной. Все равно все дороги приведут в Нью-Йорк. 

М.Е.: Ты допускаешь возможность вернуться в Беларусь, когда решишь завязать с модельным бизнесом? 

А.С.: Это нельзя предугадать, возможно. 

М.Е.: В Америку ты уже поедешь с новой стрижкой? 

А.С.: Да, планирую. 

М.Е.: Я, честно говоря, не дождусь, когда ты подстрижешься. Во-первых, потому что тебе очень идет, а во-вторых, мне кажется, с короткими волосами у тебя будет намного больше работы, чем с длинными. 

А.С.: Сама не дождусь. Главное, чтобы мода не прошла. 

М.Е.: Мода на индивидуальность, на людей, которые хотят выделяться из толпы, никогда не пройдет. 

А.С.: Сейчас все подстригаются. Я боюсь, что на кастингах в Нью-Йорке нас таких, с короткими волосами, будет очень много. 

М.Е.: Из моих личных наблюдений: процентов 80 моделей боятся подстричь волосы, даже когда их агенты не против. 

А.С.: Может быть, это просто славянский менталитет? Этот весь образ девушки с длинной косой, нам нужно быть девочками, чтобы нас любили мальчики. У нас ведь в обществе нет этого вот феминистического налета. У нас до сих пор возведены в своеобразный прекрасный культ замужество и семья, нет такого, как в Европе, свободного отношения к внешности, вот так спокойно взять и подстричься под мужика. 

М.Е.: Настюша, какой хочешь подарок в преддверии рождественских праздников? 

А.С.: Успех! Хочу в подарок успех. (Улыбается). 


Еще новости