1 / 8

МАША НОВИК

Vol.2

Маша Есьман: Маша, ты окончила гимназию в городе Хабаровске. Ты сама из Хабаровска?
Маша Новик: Да, я из России. Из далекого Хабаровска.  
М. Е.: Давно переехала в Минск? 
М. Н.: Три года назад.     
М. Е.: Как так получилось, что ты, через всю Евразию, оказалась в Беларуси? 
М. Н.: Ой... Всё началось с того, что муж сделал предложение и поставил перед выбором: фотоаппарат или кольцо. Я только начинала и, конечно, выбрала фотоаппарат. Что мне это кольцо, я заработаю денег и куплю себе десять таких колец. Я нашла хорошую школу в Москве, где комплексно преподавали фотографию, стиль, в общем, учили всему, чтобы создавать крутые фотографии. В декабре мы с мужем поженились, а в январе я уже улетела в Москву. Я сразу сказала, что не вижу смысла возвращаться в Хабаровск, потому что снимать свадьбы – это потолок того, что я могу там делать.   
М. Е.: Тебе хотелось чего-то другого? 
М. Н.: Да, я хотела fashion, хотела создавать красивые картинки и так далее. Естественно, встал вопрос о том, остаться в Москве или куда-то уехать. Был выбор между тремя столицами: Киевом, Минском и Москвой. Долго-долго думали, хотели в Киев, но, слава Богу, как-то отвело, и мы приехали в Минск. На самом деле, тут очень много родственников по линии мужа и по моей, как оказалось, тоже. У меня дедушка отсюда. 
М. Е.: Корни, всё-таки, вернули тебя обратно? 
М: Да, корни меня затянули. (Улыбается).  
М. Е.: Стать фотографом – было детской мечтой? Кем мечтала стать в детстве? 
М. Н.: Нет. Я мечтала стать психологом и я им стала. Окончила железнодорожный университет,квалификация: инженерный психолог, и должна была работать на железной дороге, на которую попасть было очень сложно. Мы пытались подключить связи, но не получилось. Я пошла в кадровое агенство, была абсолютно «чистый лист», меня не хотели брать, но я им доказала обратное. Я была очень хорошим работником, потому что я периодически «воровала» людей, причем из крутых компаний: Henkel, Procter & Gamble.. Не знаю, как у меня это получалось. (Улыбается). При этом я была недисциплинированна, на меня постоянно жаловались, приходила на работу в джинсах, наплевав на дресс-код. Но реально были достижения, поэтому, наверное, и не увольняли. А с фотографией получилось всё очень интересно. На день рождения мне подарили фотоаппарат. Естественно, я начала гуглить как фотографировать, а потом просто фотографировать. В 2008 году начался кризис, сократили практически всё агенство, в том числе и меня, но я продолжала фотографировать. Фотографировала много и дошла до того, что мне начали предлагать деньги за съемки. Но я была не готова к этому. Если сейчас найти, что я делала тогда...   
М. Е.: То ты бы себя поругала за это? 
М. Н.: Очень сильно. (Улыбается). Все съемки были на интуиции, без знаний. Прочитала инструкцию к фотоаппарату (кстати, очень нужная вещь, всем советую) – и начала фотографировать. Но самое интересное, что все мои парни дарили мне фотоаппараты, все во мне видели фотографа (мой будущий муж в том числе). В итоге, после нескольких фотокурсов я почувствовала себя более уверенно, а потом начала снимать свадьбы и частные съемки.  
М. Е.: Ты свадебный фотограф и делаешь fashion-съемки? 
М.Н.: Да, можно и так сказать.   
М. Е.: Свадьба – это что-то светлое, масса положительных эмоций, и, наверняка, быть свадебным фотографом – это прибыльно. 
М. Н.: Да-да.   
М. Е.: А почему занимаешься fashion-съемками? 
М. Н.: Я жила в Хабаровске, по сравнению с Минском, Хабаровск – это провинция. Я видела, какие красивые фотографии можно делать, но в Хабаровске негде было этому научиться. Даже сейчас я летаю к своим родителям и попутно даю мастер-классы, ничего не изменилось.   
М. Е.: Расскажи, в каких конкурсах участвовала, с кем сотрудничала, в общем, похвастайся? 
М. Н.: Могу сказать, что все мои достижения «завязаны» на Нагорном (модельное агентство Сергея Нагорного – прим. автора). Я горжусь тем, что мои композитки (композиционная карта – своеобразная визитная карточка модели - прим. автора) высоко оценивают модельные агенства: Woman management, Elite, ведущие японские агенства. А сотрудничала почти со всеми известными белорусскими журналами, но этим я не горжусь.   
М.Н.: Как ты познакомилась с Нагорным? Как началось твоё сотрудничество с ним? 
М. Н.: Из Хабаровска я уехала в Москву, учиться в престижной фотошколе, моя подруга улетела в Швейцарию, вышла замуж, ей подарили определенную сумму денег, и она отправилась в Лондон учиться на визажиста. Потом мы встретились в Хабаровске, уже что-то умея, и начали «бомбить». Снимали неплохие проектики, которые до сих пор мне нравятся. И фотографии, наработанные в Московской школе, отснятые с подругой, все своё портфолио я посылаю Нагорному. Они мне не отвечают один раз, второй... Но я уже точно решила, чего я хочу и была готова на всё, поняла, что мне это нужно. С третьего-четвертого раза мне ответили, пригласили познакомиться. Я приехала, и мне сказали, что у меня есть вкус, я чувствую фотографию, но не хватает некоторых навыков. В итоге, мне ответили: готовы со мной работать бесплатно. Требования были жесткие, работать было сложно, но я работала бесплатно года полтора, наверное. Мне давали маленькие компенсации за съёмки в студии, иногда укладывались в эту сумму, иногда нет, иногда переснимали за свои деньги. Был момент, когда я сказала, что устала и ухожу. Видимо, они ждали этого момента, потому что после этого меня спросили, сколько я хочу получать за свою работу. Наверное, не захотели расставаться со мной, потому что были результаты. Я отсняла Сабину Лобову, которая сейчас топ-модель, потом Сташу Ятчук, сейчас она снимается для Dior. Одна из съемок была у девочки дома, мы снимали для нее тесты, и, я не знаю, как это получилось, но модельное агенство Woman management аплодировало этим фото. В итоге, всю эту съемку забросили на сайт, мне сказали: «С  почином!» –  и всё закрутилось. А дальше – больше. Честно говоря, у меня до сих пор спрашивают: «Как ты работаешь у Нагорного?»   М: Тяжело работать у Нагорного? М: Тяжело, но, когда ты чего-то очень хочешь, всё как-то способствует достижению цели. Было такое, что и рыдала разок: не поняли друг друга. Потом успокоила себя тем, что у неё опыт, у неё есть топ-модели, она может давать мне замечания.   
М. Е.: Она – это кто? 
М. Н.: Ольга Попова. Меня спрашивают: зачем я так часто о ней говорю? Отвечаю: «Потому что это мой основной заказчик, это мой основной клиент, это мой учитель». И, благодаря ей,  я имею то, что у меня сейчас есть.  
М. Е.: Маша, чем бы ты гордилась? С кем бы ты хотела поработать? 
М. Н.: Я бы хотела полететь в Милан и поработать с ведущими модельными агентствами.   
М. Е.: Почему не Париж? 
М. Н.: Или в Париж. Милан, или Париж, или Нью-Йорк.   
М. Е.: Что тебя держит? Поезжай. 
М. Н.: Есть определенные обстоятельства, которые пока не позволяют уехать. (Улыбается).  
М. Е.: Муж не отпускает? 
М. Н.: Нет. Муж, наоборот, говорит: «Едь». Но по поводу съемок, к примеру, celebrities, есть связи, и можно организовать съемку, например, с Водонаевой, Бузовой или Ирэной Понарошку, но мне это неинтересно.    
М. Е.: С кем из зарубежных звезд ты бы хотела поработать? 
М. Н.: Наверное, поснимать какое-нибудь  дефиле моделей.  
М. Е.: Что-то вроде шоу Victoria Secret? 
М. Н.: В идеале... Круто бы было поработать для российского Vogue, но там монополия… На самом деле, всё это, конечно, круто, но нужно задумываться реально ли это и надо ли это. Когда приехала в Минск, хотела всем показать, какая я классная, кому то что-то доказать, но, благо, сейчас я это переросла.
М. Е.: Смысл жизни не в этом. 
М. Н.: Абсолютно не в этом. Для меня иногда важнее деньги, чем снять кого-то для собственного пиара. Есть фотографы, которые фотографируют обеспеченных девочек, мне такие клиенты не нравятся. Я работала с такими клиентками, но это не моя категория, я люблю без пафоса, чтобы было всем комфортно. Конечно, каких-то полтора года назад у меня были большие амбиции, но потом я успокоилась. Поняла, что все было не зря. Я работаю у Нагорного, они мне помогают и советом, и рекламой. Также сотрудничаю с Подиум-школой, где я могу поработать с хорошими клиентами. Недавно фотографировала мальчика, претендента на участие в Евровидение от Беларуси. Но я этим не хвастаюсь, не в этом смысл жизни.   
М. Е.: А в чём? 
М. Н.: Семья. Больше времени проводить с семьей. Иногда отказаться от работы, чтобы побыть с семьей. Планируем с мужем ребенка в ближайшее время.
М. Е.: В планах переехать жить в другую страну? 
М. Н.: Думали по поводу Москвы, но пока нет. Нестабильная ситуация везде. Тут комфортно. Да и тут у меня есть клиенты, работа, имя, постоянные деньги. А там буду одна из многих и что начинать всё сначала я, наверное, не готова.   
М. Е.: Маша, сейчас в fashion-индустрии всё большим спросом пользуются модели с нестандартной внешность, неправильными чертами лица, «андрогены»... Как считаешь, это потому что людям надоела «стандартная» красота? 
М. Н.: Наверное да. Но это идет волнами. Бывает, для агентства надо отснять модель, а ты на неё смотришь и, простите, думаешь: «Да она страшная!», а Европе нравится, хочется какого-то уродства. Я думаю, тут еще многое диктует Instagram, где все девочки одинаковые, одинаковые носы, губы... Все три-четыре подружки очень похожи. Конечно, кому что нравиться, но, как ни крути, это приедается, хочется чего-то абсолютно другого.   
М. Е.: Тебе больше нравится классическая красота или нестандартная? 
М. Н.: Я, скорее за нестандартность. С классической красоткой всё просто: с ней можно сделать всё, что угодно. А когда девочка с нестандартной внешностью – это очень интересно, задача очень сложная не увести девочку в уродство, а правильно преподнести её необыкновенность.   
М. Е.: Что или кто тебя вдохновляет? Есть муза? 
М. Н.: Меня вдохновляет музыка, мировые дизайнеры, но в большей степени вдохновляет кино.   
М. Е.: Если заказчик говорит, что хочет, к примеру, романтическую фотосессию, ты перед съемкой прослушаешь романтический плейлист или посмотришь фильм, чтобы настроиться,  вдохновиться?
М. Н.: Да, бывает, больше визуализации, конечно. Когда просят создать что-то конкретное, то мне приходиться вдохновляться фильмами.Музыка помогает когда я ретачу фотографию, тогда я надеваю наушники и громко слушаю музыку.   
М. Е.: Сотрудничала с белорусскими дизайнерами? 
М. Н.: Да,  причем это была моя инициатива. Я люблю свои проекты, когда мне никто не указывает. Одним из своих достижений я считаю съемку в декабре 2012 года вместе с Наташей Бурей для дизайнера Оли Кардаш. Мы пришли к Оле и сказали: «Снимем для тебя lookbook, только дай нам свободу». Я осталась очень довольна, фотографии из этой фотосессии пошли ко мне в портфолио. Конечно, всё дело вкуса, но если есть прирожденный вкус, то его можно развить, а если в тебе сидит «колхоз», то, как не старайся, его не искоренить. Иногда бывают очень большие разногласия, а потом я думаю: «Зачем буду страдать, не могу и не хочу делать то, что мне не нравится, и, естественно, от такого сотрудничества и результат получается фиговый». Вот так мы пару раз поработали с журналами, не буду называть имена.
М. Е.: Почему? Называй. 
М. Н.: Нет, там с определенными личностями связано. Но это достаточно известные белорусские журналы.   
М. Е.: У тебя есть любимые  беларусские дизайнеры? 
М. Н.: Мне нравится дизайнер Dofamin, Fur Garden с шубами. (Улыбается).  
М. Е.: Маша, я уже поняла, что ты замужем. Интересно,кому из фотографов доверила съемку своей свадьбы? 
М. Н.: Очень интересный вопрос. (Улыбается). Я человек нестандартный, и свадьбу хотела нестандартную. Я сказала мужу: «А давай-ка мы не будем делать шумную, обыкновенную свадьбу». В итоге, была роспись, был день чисто для нас. Позвала фотографировать в ЗАГС свою ассистентку, которая и была нашим фотографом.   
М. Е.: Съемку свадьбы доверила своей ассистентке? 
М. Н.: Да и осталась очень довольна. Она сумела передать наши эмоции... Я смотрю на те фото и вижу, что мы счастливы, несмотря на то, что был декабрь, а зимы в Хабаровске очень суровые, было очень холодно, но фотографии получились по-настоящему красивые и веселые. Потом всю ночь мы протусовались в клубе, а утром я пошла снимать свадьбу. Это в моём стиле. (Смеется).   
М. Е.: Как ты проводишь свободное время? 
М. Н.: Спорт. Очень долго увлекалась плаванием. Обязательно два раза в неделю выезжаем загород с таксой. Очень люблю смотреть фильмы. А еще йога.   
М. Е.: Тебе нравится йога? Я совсем не понимаю в чём её суть, хотя несколько раз пыталась, не моё. 
М. Н.: Видишь, как интересно... А многие прямо жить без неё не могут. Мне нравится. Надо просто словить этот кайф.   
М. Е.: Как поднимаешь себе настроение? 
М. Н.: Сложный вопрос. Наверное, работа, позитивные книги.   
М. Е.: Веришь в какие-то высшие силы? 
М. Н.: Да. В Бога верю, хожу в церковь. Еще я верю, что всю свою жизнь нужно делать как можно больше добра, потому что всё возвращается, я на себе это прочувствовала. И не нужно думать плохо о людях, потому что может оказаться, что этот человек очень хорошо к тебе относится, а ты навыдумывала себе, а потом еще жалеть будешь об этом, так что в голове должен быть только позитив. (Улыбается).  
М. Е.: Есть вещи о которых ты жалеешь? 
М. Н.: Хороший вопрос. Я очень эмоциональный человек, и в молодости рассорилась со многими людьми. Но я написала людям, с которыми была в ссоре, и абсолютно со всеми помирилась. Поэтому уже ни о чём не жалею, всё уладила. Если будет зло в сердце, ничего не получится.   
М. Е.: Ты очень интересный человек. Я бы тебя назвала позитивно верующим психологом. 
М. Н.: Стараюсь. (Улыбается). Я не жалею отдавать энергию, причем мне ничего не надо взамен. Но потом всё-равно получаю её назад в виде улыбок, благодарности. Я влюбляюсь в каждого человека, с которым работаю, и в каждом пытаюсь найти красоту и доброту.   

Еще новости